пятница, 14 октября 2011 г.

мсл. Лист




Мокрый, изъеденный гусеницами клиновый лист, сорвало осенним порывом ветра.

Обнаженное дерево, с грустью провожало его взглядом и он, кружась, медленно падал в грязную безымянную лужу далеко внизу.

Мелкие капли дождя, наполняя воздух влагой, оседали ленивыми потоками воды, по берегам бордюров и полузабытых стоков.

Нервной походкой, куда-то спешил одинокий прохожий, кутаясь в плащ и куря на ходу, томимый неведомыми переживаниями. Он прикрыл пачкой изрядно мокрых газет, рано полысевшую голову, наверно, пытаясь спастись от мелкой раздражающей мороси и стремясь скорей в чертоги теплого и уютного офиса.

суббота, 26 февраля 2011 г.

мсл. Ядерный трамвай




Бледня полоса вниз. Серая полоса вверх. Фон мелькал перед глазами размытыми пятнами, пытаясь, достучатся до моего мозга и объяснить, что то, для него важное.

Прохладная осень, уже сдавала свои позиции, коварно наступающей зиме, она проникала сквозь потертое стекло и не спеша, охлаждала прислоненный к прозрачному кремнию лоб.

Холод помогал рассуждениям сфокусироваться. Небольшое пятнышко конденсата дыхания, на моих глазах, цеплялось за свою жизнь, капельками влаги, медленно тая, постепенно исчезая или наоборот, каждый раз получив порцию моего дыхания, в благодарность, не правильным овалом, рисовало на старом стекле трамвая чьи-то, забытые прикосновения.

пятница, 18 февраля 2011 г.

треш. Серый человек




Шагая по мостовой, мужчина в полосатом перетертом суровым бытом свитере, спешил, по только ему известному делу.

Небольшая, старая барсетка, в его левой руке, маятником качалась при ходьбе. Правая, согнутая в локте, сжимала потухший окурок самокрутки.

Невзрачный вид, пустой, ушедший в себя взгляд с идеально ровным сознанием, незамутненным даже намеком на мысль или размышление. Усталый от жизни овощ.

понедельник, 10 января 2011 г.

мсл. Сахар




По вкусу, это напоминало гриль-сахар, который немного разбух от толики настоящего абсента. Его подавали на маленькой, серебряной чайной ложке, при выключенном в ресторане свете, потому что гриль-сахар горел, смоченный известным напитком и выглядел в таком виде, чертовски гипнотически. Высокое, зеленовато-фиолетовое пламя меняло лица людей, мимо которых несли это блюдо, окрашивая их в невозможный цвет и вытягивая из под пластилиновой маски, истинные эмоции посетителей.