понедельник, 22 июня 2009 г.

Бездушная бесконечность

Беличья клетка, каждому по размеру и по возможностям. Всем положено отрабатывать в ней для того, чтобы существовать, развиваться и достигать поставленных целей в жизни. Это не плохо и не хорошо. Так принято, так понятней, но это не означает, что нельзя иначе. Из круговерти нужно выходить иногда, нырнуть поглубже в себя, для себя, для других. Поплавать на воле, полетать и снова за "станок", баланс отдыха и работы, одна из составляющих полноценной и здоровой жизни, о которой многие, не думали, не могут подумать или даже не строят фантазий по этому поводу.
Беличья клетка это не только работа, ей может быть, как принято говорить, любая рутина, затягивающая нас в себя. Бывают отношения между людьми похожие на рутину, их называют - бытовыми, нужно вырываться из них вместе или по отдельности, а при наличии доверия можно не переживать, о возможных глупостях. Стремитесь к балансу, не дайте убить бездушной бесконечности, в которой мы существуем, то, что Вы есть на самом деле, свою индивидуальность, с которой мы живем!

четверг, 18 июня 2009 г.

Встреча с собой

Появился новый супермаркет, игровой клуб, кафе, рынок, стоянка, но и по ныне тут плохие дороги, нет светофора на огромном опасном перекрестке и не достроен уже много лет православный храм, который прихожане собирают по кирпичику.
Старая, косая многоэтажна, не взорвана и продолжает нависать с пустыми глазницами окон, над мирным ландшафтом, угрожая, свалится когда-нибудь, по любому стихийному поводу.
Вот так, стоя и поворачиваясь неспешна вокруг, я представляю здесь огромное поле, лет двадцать назад, со свежей травой, звуками сверчков и степным запахом. Не было этого огромного жилого района с его массивами одинаковых коробок. Всего, несколько одиноких девятиэтажек, далеко на краю поля, выглядели тогда еще новыми и окно на седьмом, распахнуто, а с него выглядывал светловолосый мальчуган, в руках держа бумажный самолет, провожая взглядом другой, подхваченный порывом ветра и улетающий далеко, так, что и не различить, где бы он приземлился. Детство было увлекательным, веселым и беззаботным. Я смотрю на него издалека, он не видел себя тогда, на моем месте сейчас сквозь разделяющее нас время, но я вижу, чувствую, помню его и эта память рождает улыбку. Будущее бесценно, и я рад, что оно у него было и есть у меня сейчас. У меня самого.

Оценка мрака


В небе, огромной темной дугой изгибался грозовой фронт. Гармоничный природный контраст светло-синего неба и мрачной, полной ярости стихии воды, витающей в облаках, завораживал и приковывал взгляд. Осторожные капли будущего ливня, касались моего лица, травы, деревьев, всего вокруг и, закрыв глаза, можно было ощутить надвигающуюся непреодолимую мощь.
Потоки прохладного ветра, врываясь в приозерную тишь, гнали по воде белые барашки волн, а овевая тело, покрывали его гусиной кожей.
Резко, все стало серым и мокрым от низвергающейся влаги, этот кусочек мира был поглощен водяной суспензией, без которой невозможна жизнь, а я стал частью окружающей меня природной стихии. Без молний, сильный и молчаливый дождь, орошал землю и ее обитателей...
Так же быстро, как и начинался, ливень закончился, спустя всего пять минут, все вокруг было освещено жарким летним солнцем, краски приобрели глубину, а я всей душой почувствовал, как скоротечна серость, и что у нее, есть своя ценность, ведь так сложно оценить окружающий меня Мир, без контраста.

воскресенье, 14 июня 2009 г.

Солнечный геноцид


Солнце только появлялось на горизонте и капельки росы, радовались жизни в туманном облачке, на краю маленькой лесной поляны.
Мимолетная жизнь, того единственного утра, отмеренного им судьбой была исполнена наивной радостью, свежестью легкого ветерка и приятным шелестом листвы, казалось, что это может длиться целую вечность...
Солнце подымалось все выше и теплые, наполненные живительной силой лучи, неотвратимо выжигали легкий туман этого утра, а с ними и мириады капель, объединив которые, возможно, кто то бы понял, что такое простая человеческая любовь...
Но изо дня в день, год за годом, бесконечно, по утрам свершается солнечный геноцид.

суббота, 13 июня 2009 г.

Монстро




Сосновый лес спит, укутанный мягким одеялом полной луны. В отражении озера видно, как легкий ветерок, качает верхушки сонных деревьев, а сквозь ночь, из далека, долетает крик филина, разрывающего звенящую тишину леса. В небе застыли небольшие облака, их серебристые контуры выделяются среди редких звезд, как маленькие и бездонные колодцы, наполненные завораживающей глубиной и магией. Все здесь наполнено тишиной, спокойствием и отсутствием смысла...время замерло...

Казалось, что пролетело всего лишь мгновение, пока луна, в своем бесконечном танце, неумолимо сплела несколько небольших па, пройдя по небосводу обычным маршрутом, сквозь звезды...

Что то, незаметно изменилось в ощущениях... Внутренний голос или шепот полночного ветра? А может быть далекое эхо крови, призывает исполнить то, что начертано судьбой...

Наступило время расправить крылья и прыгнуть с утеса, навстречу чувствам, инстинктам, желаниям и той неведомой и не преодолимой силе, искать и найти...

пятница, 12 июня 2009 г.

Интроспекция памяти

Меня не было здесь половину жизни. Многое изменилось и только небольшие детали, например, в виде остовов детских качель, напоминают, о часах, проведенных в этом дворе, кажется так давно, что воспринимаешь мелькающие кадры из своей памяти, как историю про кого то другого...
Я узнал, некоторые, уже ставшие старыми лица, оставаясь для них невидимым и не узнанным обывателем. Увидел маленького ребенка в руках той девчушки из детства, которая играла в песочнице, во время нашего переезда на другую квартиру.
Старые, размалеванные гаражи стоят неизменно на своих местах, и по сей день. На их крыше видно, играющую ребятню, как и раньше, это запретное место манит к себе очередное поколение. Разросся старый куст в тупике улицы, превратившись в настоящие непроходимые заросли, в них и сейчас, кто-то яростно щебетал. Стало больше тени, но каштаны не выросли, просто появились новые деревья. Исчезли огороды рядом с молочной базой, сейчас там растут мои вишни, которые я садил своими руками, появилась пьяная лавочка со столом у забора, где старики играют в домино и пьют пиво. Наш балкон застеклили, и не знаю, кидает ли с него какой-нибудь мальчишка, помидоры, чеснок или стреляет из рогатки горохом?
Ничто не вечно, но изменчиво, вокруг или внутри нас. История, идет своей дорогой, по бесконечной спирали времени, меняя лица, но всегда, оставляя те же роли, репетируя и играя, тот же спектакль, двора моего детства.

пятница, 5 июня 2009 г.

Плита универсума

Красный закат в пустыне, играет длинными тенями на барханах песочных гор. Редкий кустарник, с благоговением ожидает прохладу вечера, и с ужасом тихую ярость ночи, они холодны и бесконечны, в этом всеми забытом уголке универсума. Сквозь рваные облака водорода, в этот мир врываются фиолетовые потоки света второй звезды, добавляя всему оттенок грусти, оттенок нереальности и несбывшихся надежд.
Среди бескрайних песков, одинокая, поверхность высокой стены, выступающая острой гранью из желтоватой и податливой волны, с которой ветер срывает барашки песчинок, выделяется, словно застывшая корма шхуны, накрытой девятым валом. Она испещрена фигурами и знаками, сотни, а может быть тысячи лет, кто то, оставлял на ней неуверенные признания в любви, слова ненависти, фигуры исчезнувших животных и рисунки, которые уже ничего не означают. Все это, многими слоями спрятанное друг под другом, несет из прошлого, через настоящее в вечность запутанный клубок чужого сознания, и чьихто переживаний, чаяний или надежд, переплетенный в поколениях.
Небольшие паутинки трещин, грубые сколы краев, опаленные огнем места, уже не могут сказать, что и когда здесь произошло. Сейчас только ветер и песок дотрагиваются в бесконечном цикле, шлифуя и скрывая постепенно то, что неотвратимо исчезает навсегда. Пустыне безразлично. Она была, есть и будет, а мы лишь тень на ее песке, тень от старого камня освещаемое светом двух солнц...